avatar

Перо острее кинжала?

Опубликовал в блог Бизнес и Работа
Понятие «информационная война» с каждым днем все основательнее входит в нашу жизнь. Всем известно, что под этими словами понимаются «целенаправленные действия, предпринятые для достижения информационного превосходства путём нанесения ущерба информации оппонента при одновременной защите собственной информации». Однако, большинство людей относит подобные действия, разворачивающиеся в СМИ исключительно к политической жизни страны или самих политиков.
К сожалению, в информационные войны все чаще оказываются втянутыми обычные граждане, предприниматели, общественные деятели, да и сами представители прессы.

И информационные войны ведутся не только «с целью достижения информационного превосходства», но и с целью уничтожения репутации, разрушения имиджа, подрыва доверия, вплоть до полной дискредитации человека в глазах его коллег и партнеров. Возникают такие ситуации все чаще, а причиной для информационных атак служит, как правило, обычная зависть, злоба или банальное желание заработать на написании компрометирующих материалов и обратить на себя внимание следующих потенциальных заказчиков.

Человек, или организация, против которых ведется такая политика, пострадавшие от нее, естественно очень ясно на себе это ощущают. Правда, вот только сделать, как правило, ничего не могут. Негативная информация сыплется со всех сторон, обрастая все новыми и все более невероятными подробностями. А вот опровергнуть ее, или хотя бы внести какую-то ясность, возможности «осажденной» стороне никто не предоставляет. Человек оказывается загнанным в угол, обвиненным во всех грехах и все, что ему остается, это каждый день узнавать о себе что-то новое из самых разных, зачастую никому до этого не известных Интернет-изданий.
Как же читателям понять, что является правдой, а где информационная атака на ничего не подозревающего человека?
Вот несколько аспектов, позволяющих усомниться в том, что распространяемая информация должна приниматься на веру.

Во-первых, агрессивная и сомнительная информация начинает распространяться в сети Интернет и других СМИ примерно в одно тоже время, быстро наращивая обороты и обрастая подробностями.

Во-вторых, нападающая сторона ссылается на документы, которые якобы где-то существуют, и «они точно знают». Однако, сами документы в таких материалах не публикуются. То есть нам предлагают ничем не подтвержденные, а то и вовсе сфабрикованные сведения.

В-третьих, варианты публикуемых статей всегда однообразны и представляют собой простой незамысловатый копирайтинг одного и того же однажды написанного агрессивного и бездоказательного текста, растиражированного по различным ресурсам.
В-четвертых, в таких материалах отсутствует прямая речь, как обвиняющей стороны, так, естественно и того, против кого ведется информационная атака. Это просто обезличенная ложь или сильно искаженные факты, изложенные от третьего лица. Автор-обвинитель не имеет непосредственного отношения к событиям и действиям, в которых обвиняется «мишень», так же как не имеет доступа к документам, связанным с данным событием.
И, наконец, никто не предоставляет слова тому, в чей адрес идут обвинения. А, действительно, зачем? Цель информационной войны заключается в очернении человека, его репутации. А несколько правдивых и обоснованных ответов лица, являющегося мишенью нападок, могут полностью изменить смысл тщательно подготовленного материала. Поэтому не стоит ожидать объективного представления элементов состязательности. Подача материала в подобных ситуациях всегда будет односторонней.
В качестве иллюстрации обстоятельств, зачастую складывающихся в ходе конфликтов, в подавляющем большинстве имеющих основанием имущественный спор, с применением «информационного оружия», ниже мы хотим предложить вниманию читателя материал, представленный членом Экспертного совета КС НСБ Российской Федерации, членом Международной Полицейской Ассоциации (IPA), основателем и руководителем проекта «Деловая Разведка | CABIS» Игорем Бедеровым.
Справедливости ради, отмечаем, что в сюжете представлена точка зрения только одной стороны информационных баталий. Тем не менее, сама тема вряд ли оставит читателя равнодушным, ибо речь идет о тех людях, которые в настоящее время нуждаются в помощи, пожалуй, больше других.
Как в Великом Новгороде инвалидов делили *
Сегодня любая деятельность, связанная с приобретением производственных помещений, привлекает внимание. И особенно, если такая продажа инициируется социальными организациями. Ведь далеко не всегда предприниматели распоряжаются своей новой собственностью именно так, как заявляют при участии в тендере.
Сейчас внимание проекта «Деловая Разведка | CABIS» привлекла ситуация, сложившаяся вокруг приобретения ООО «Мед-Стандарт» производственных площадей, принадлежавших ранее Всероссийскому Обществу Глухонемых (ООО «Новгородское социально-реабилитационное предприятие «Видеокон»). Объектом нашего интереса стали поразительно похожие друг на друга материалы, активно выкладываемые в сети Интернет, обвиняющие ООО «Мед-Стандарт» в незаконном приобретении зданий. Анализируя данные, содержавшиеся в упомянутых публикациях, эксперты проекта «Деловая Разведка | CABIS» усмотрели в них признаки информационных атак. Особенную горечь вызвало то, что вся ситуация разворачивается не просто вокруг какого-то, отдельно взятого человека, а вокруг людей с ограниченными возможностями, которых вроде бы общество должно поддерживать и защищать. Но их интересы просто не берутся в расчет. Разве имеет смысл беспокоиться об инвалидах, когда такой кусок земли достался не тебе, а кому-то другому? Пусть даже тому самому человеку, который и взял на себя обеспечение социальных гарантий беззащитной группе населения.
Для того, чтобы разобраться в сложившейся ситуации подробно, представители проекта «Деловая Разведка | CABIS» встретились с собственником и руководителем ООО «Мед-Стандарт» Мугутином Магомедовым.
— Мугутин Курбанович, здравствуйте. Во время телефонного разговора Вы поблагодарили нас за то, что наконец-то нашлись люди, которые хотят открыто поговорить о ситуации, которая сложилась вокруг производства в Великом Новгороде. Расскажите, пожалуйста, с самого начала, что происходит на новгородском производстве?
— Здравствуйте! Расскажу с удовольствием.
Если говорить с самого начала, то начну с того, что с 2006 года мы арендовали на этом предприятии производственные помещения.
— То есть часть помещений? Ведь, насколько нам известно, в 2006 году там работали инвалиды?
— Почему часть? Именно мы с 2006 года и обеспечивали инвалидов работой, создав небольшие производственные цеха. Работали там 8 – 9 лет, и весь этот период обеспечивали людей работой.
— А сейчас Вы решили полностью выкупить производство?
— Просто так, на ровном месте никто не может выкупить производство у ВОГ. За время нашей работы о нас уже сложилось определенное мнение. Стало очевидным, что мы нормальные предприниматели, которые не только серьезно подходят к вопросам производства, но и готовы брать на себя социальную ответственность за работников, которые трудятся на предприятии. Мы показали, что можем обеспечить людей с ограниченными возможностями работой и готовы развиваться дальше именно как производство с новыми рабочими местами. Поэтому, уже зная наше отношение к людям, в конце 2012 года нам предложили приобрести этот объект.
— Вам предложили приобрести объект с целью увеличения количества рабочих мест для инвалидов?
— Да, но не только. Дело в том, что к этому времени сами заводские здания уже пришли в негодность. Люди сидели в помещениях чуть ли не с зонтами. Течи были заделаны просто полиэтиленовой пленкой. Некоторые части зданий начали обрушаться. Если бы на тот момент такое решение не было принято, я думаю, в течение полугода была вероятность, что здание разрушится. И непонятно, чем бы это все закончилось для инвалидов. Но то, что инвалиды остались бы без работы, в первую очередь, и осталась бы только одна земля, которую можно было бы реализовывать уже только под какие-то другие проекты, это уже сто процентов.
Видя эту ситуацию, и понимая то, что они не могут людей обеспечить работой, не могут платить им зарплату, не могут себе позволить содержать здания, ВОГ решил реализовать этот объект.
— А кроме Вас, были желающие приобрести объект?
— Было много желающих. ВОГ, естественно проводил тендер, это не было закулисной игрой, где люди могут между собой договориться. Это был открытый тендер, на котором были выставлены определенные требования. Требования касались того, что в дальнейшем планирует делать тот человек, который приобретет здание.
Для ВОГ было важно, не просто снять здание с баланса и получить деньги. Им нужен был человек, который в дальнейшем не выбросит людей на улицу, возьмет на себя обязательства и обеспечит их работой. Требовались гарантии, что здание будет приведено в порядок.
У других участников тендера не было четкой и ясной концепции, как они будут развивать производственный комплекс. Были желающие разрушить здание и построить на его месте коттеджные дома, которые в дальнейшем можно реализовать на свое усмотрение.
— Вы ведь тоже могли так поступить? Сейчас ситуация в стране не самая легкая.
— Я не мог так поступить, потому что, во-первых, мы занимаемся только производством. Мы не строители и строительным бизнесом никогда не занимались. Во-вторых, задача приобретения здания была именно в развитии производства. Мы производим изделия, которые сейчас соответствуют программе импортозамещения и я считаю это направление важным и перспективным. Поэтому задач продать куда-то дальше этот объект никогда не было.
— Вы сказали, что основным требованием ВОГ было приведение здание в порядок. Вы уже провели какие-либо ремонтные работы на производстве?
— Была полностью поменяна кровля, отреставрированы стены. Здание было практически полностью восстановлено и обновлено. Если бы у меня были какие-то другие задачи и цели, я думаю, что просто не стал бы этим заниматься, а пошел бы по более легкому пути, продал бы этот земельный участок и все. Собственно, чтобы не быть голословным, есть и подтверждение, того что мы уже сделали.
А сделано все это было именно по тому, что у меня есть желание развиваться как производство, обеспечивая при этом людей работой.
Вы знаете, ведь помимо всех экономических выгод, хочется делать что-то такое, чтобы самому было приятно. Чтобы понимать ради чего ты работаешь. Не все можно измерить деньгами. А когда делаешь что-то для людей с ограниченными возможностями, видишь, как они радуются, как они благодарны, то уже сам совсем по-другому начинаешь относится к своей деятельности.
К тому же мы ничего не скрываем, всегда можно съездить в Великий Новгород, посмотреть и пообщаться с людьми. Они с удовольствие расскажут, что на производстве было раньше и что стало теперь.

— Но теперь у Вас появилось много недоброжелателей…
— А как Вы думали? Когда человеку не удается что-то заполучить, чаще всего он становится недоброжелателем. Вот и появилась вся эта клевета в Интернете. Вы ведь и сами поэтому ко мне приехали. Наверное, кто-то думает, что, оклеветав меня, еще есть шанс самому получить производство. Получить, чтобы снести его.
— Вы сейчас показываете фотографию своего производства, но на фотографиях, выложенных в тех статьях, о которых мы Вас спросили показано другое здание.
— Это тоже ложная информация. Здание, которое мы выкупили в Великом Новгороде, Вы видите на этой фотографии. Есть люди, которые ведут подковерные игры вокруг ВОГ, которые не постеснялись примешать в эти игры и меня. Да еще и сообщить, что я приобрел все эти объекты по всей России. Это клевета, за которую надо отвечать.

А, если у кого-то есть сомнения, то, как я уже сказал, нет ничего проще, чем приехать в Великий Новгород и увидеть все своими глазами.
Люди довольны, люди благодарны. Статьи, которые увидели Вы, видели и наши работники. Они были возмущены, им не понятно, откуда и зачем такая клевета и нападки. Они начали переживать за судьбу производства, за свое будущее. Хотелось бы, чтобы клеветники, хоть немного пожалели этих людей. Им и так приходится тяжелее, чем обычным людям, они в большей степени чувствуют себя незащищенными, а подобные статьи еще больше травмируют их.
Инвалиды должны быть защищены. Хотелось бы, чтобы как можно больше людей сочувствовали и помогали им.
— Но ведь бывают и тяжелые ситуации. Наверное, приходилось увольнять людей, сокращать рабочие места, как бы не было это грустно…
— Мы никого не сократили. Ни одного человека. Хотя в Новгороде сейчас, действительно, высокий уровень безработицы. Наоборот, стараемся развиваться и поддерживать достойный уровень жизни наших работников. В Великом Новгороде работает 70 человек, из них 83% — это инвалиды.
В дальнейшем есть согласованная политика по развитию этого производства, и, я думаю, мы сможем еще увеличить количество рабочих мест.
Наше производство – единственное в Великом Новгороде по социальной реабилитации глухонемых людей. Это дополнительная ответственность, которая ложится на нас, но мы к этому готовы и будем стараться.
— Вы общаетесь с Вашими работниками напрямую? Они могут просто подойти к Вам и высказать свои желания, попросить о чем-то?
— Я не нахожусь в Великом Новгороде постоянно, но, приезжая, я обязательно посещаю цеха. У нас есть сурдопереводчики и я, конечно, общаюсь с работниками.
— В чем, по-вашему, больше всего нуждаются люди с ограниченными возможностями?
— Такие люди очень нуждаются во внимании. Они довольны, что, не смотря на кризис, они стабильно получают зарплату и могут не беспокоиться о завтрашнем дне. Мы стараемся выписывать премии к праздникам, поддерживать их. Но они отличаются от обычных работников, и внимание им необходимо.
При этом они и сами очень благодарные люди. И среди них очень много талантливых людей. У них можно многому поучиться, посмотреть на мир другими глазами. Для нас это тоже полезно.
И, еще раз могу повторить, мы занимаемся производством не ради того, чтобы только зарабатывать. Я считаю, что каждый бизнесмен, каждый работодатель, даже если ему это где-то может быть в тягость, должен заботиться о своих работниках и уделять им столько внимания, сколько это нужно для того, чтобы люди не чувствовали себя заброшенными и обиженными. Мы работаем для людей, а не люди для нас.
Поэтому мы не только обсуждаем с коллективом рабочие вопросы, но стараемся и праздники отметить вместе. Устраиваем посиделки, чаепития, поздравляем с праздниками. У нас ведь 60% работников – это женщины. Так что, тем более нельзя невнимательно к ним относиться.
Помимо меня на производстве всегда находится человек, который отвечает за все, что там происходит, отвечает за работу и за коллектив. В его задачи входит постоянное общение с работниками и выяснение их потребностей.

— Мугутин Курбанович, а как Вы видите дальнейшее развитие производств, на которых трудятся люди с ограниченными возможностями?
— Главное сейчас сохранить производство и не подвести людей. Основное – это рабочие места, расширение производства. Пока у меня такой один объект, но я доволен и, главное, люди, которые там работают довольны. Дальше, если будет такая инициатива поддерживаться, конечно, будем рады.
Если же рассуждать масштабно, я считаю, что если в России предприниматели будут приобретать такие объекты и при этом нести социальные гарантии и развивать производство, обеспечивать людей работой, то в этом ничего плохого нет. Наоборот, такое направление должно поддерживаться и со стороны государства. Я говорю сейчас не только о своем предприятии. Я имею в виду всех предпринимателей поддерживающих людей с ограниченными возможностями.

Я считаю, что такие предприятия должны консолидироваться и помогать друг другу.

— А кто помогает Вам?

— Пока никто… Семья поддерживает. Моральная поддержка ведь очень много значит. А что касается государства, то никакой помощи нет. Если в Новгороде, на местном уровне обращаемся, администрация чаще всего идет на встречу. Но целевой помощи со стороны государства, льготных кредитов, инвестиций – нет, такого ничего нет. Но надеюсь, что когда-нибудь это будет. Если будет какая-то консолидация предприятий, которые обеспечивают социальные гарантии инвалидам, если такие предприятия будут объединяться, то может быть со стороны государства тоже будет какая-то помощь.
— Вы принимаете участие в официальных мероприятиях, посвященных людям с ограниченными возможностями? Часто предприниматели стараются себя показать, сделать себе имя. Тогда и оклеветать Вас было бы намного труднее.
— У меня не стоит задач показать себя. Не стоит задача сделать себе имя. У меня стоит задача сохранить рабочие места и обеспечить достойный уровень жизни моим работникам. Вот, что нужно делать, а не на мероприятиях себя показывать. К тому же, делать себе имя на инвалидах, это вообще, я считаю, недопустимо.
Ходить с лозунгом, что я инвалидов обеспечиваю работой – это неправильно. Для меня дороже и приятнее видеть, что они довольны и благодарны.
А те люди, которые пытаются клеветать, как раз и занимаются пиаром на инвалидах. Оговаривая людей, которые инвалидам помогают, они берут большой грех на душу. Мы, конечно, держим эту ситуацию под контролем, но я надеюсь, что они сами это поймут.
— Мугутин Курбанович, спасибо, что уделили нам время.
0 комментариев RSS
Нет комментариев
Автор блогозаписи запретил добавлять комментарии